Категории
 
Ссылки
 

Дети от трех родителей

Дети от трех родителей

Согласно классической генетике, потомок содержит ровно половину наследственной информации от каждого из своих родителей. Так, при скрещивании гладиолуса с чисто-белыми цветками с гладиолусом с чисто-красными в первом поколении при полном доминировании одного из признаков цветки будут либо все красные, либо все белые. При неполном доминировании все цветки будут розовыми. Причем неважно, кто из родителей будет материнским растением, а кто отцовским. То же самое будет и с остальными наследственными признаками – все они делятся между потомками точно пополам.

На самом деле при скрещивании именно гладиолусов такое точное распределение практически не наблюдается. Связано это, прежде всего с гетерозиготностью предков: каждый из родителей в результате долгой селекции несет в себе множество рецессивных признаков. Которые, проявляясь сильно «размывают» и путают наблюдаемую картину распределения. Именно поэтому точно предсказать цвет будущего гибрида невозможно.

Но даже в такой «мутной» воде многие селекционеры заметили неожиданную особенность: гибриды гладиолусов чаще наследуют материнские признаки, нежели отцовские. Об этом в своих работах писал известный селекционер Громов А.Н., такие данные приводятся в некоторых научных работах.

Объяснение этому явлению было получено относительно недавно. Дело в том, что помимо классической, ядерной наследственности в клетках есть еще два носителя генетической информации: митохондрии и пластиды. Это так называемая цитоплазматическая наследственность, которая передается только по материнской линии. Так как окраска цветков и обусловлена в основном красителями цитоплазмы, то и влияние митохондриальной наследственности существенно выше ядерной. Упрощенно говоря, материнское растение передает потомку информацию о цвете, а отцовское о том, насколько и как этот цвет будет себя проявлять.

Митохондриальная наследственность играет важную роль не только у растений. «Плохими», поврежденными митохондриями обусловлено такое нередкое заболевание человека, как карнитиновая недостаточность. Есть данные, что митохондриальный геном если и не целиком, то в большой мере ответственен и за такие тяжелые болезни как рассеянный склероз и синдром Паркинсона. Как и у растений, у животных митохондриальные наследственные признаки передается только по материнской линии.

При планировании зачатия большинство специалистов рекомендуют сделать анализ ДНК, который установит, существует ли вероятность наследственных заболеваний у будущего ребенка. При положительном результате, к большому сожалению будущих родителей попросят отказаться от рождения малыша. Современные лаборатории проводят анализ только ядерной ДНК. Но, так как важность цитоплазматической наследственности с каждым годом становится все очевидней, то в ближайшем будущем стоит ожидать и появление анализов ДНК митохондрий.

Однако, в случае неблагоприятного прогноза по митохондриальной ДНК отказываться от планируемого пополнения совсем не стоит. Уже сейчас ученые разработали метод, который позволяет заменить митохондрии с поврежденным геномом на хорошие. Для этого ядро неоплодотворенной яйцеклетки пересаживается в клетку с нормальными митохондриями с предварительно удаленным собственным ядром. Затем такая комбинированная клетка оплодотворяется сперматозоидом. По данным ученых, такой эмбрион ничем не отличается от полученных обычным путем. За исключением здоровой цитоплазмы.

При таком способе искусственного оплодотворения возникает интересный юридический и этический казус: если для пересадки яйцеклетки используется клетка отца, то у потомка будет нормальный, половинный от каждого предка набор ядерных генов, и митохондриальные гены отца, а не как обычно, матери. Но если и у отца цитоплазматические гены повреждены, то нет никаких препятствий пересадить ядро яйцеклетки в клетку другого человека, даже не отца. В этом случае у ребенка будет три родителя, он будет носителем генотипа трех человек: отца, матери и митохондриального донора.

И если с технической и медицинской точки зрения подобная процедура не очень сложна: по мнению разработавших ее ученых, даже на данный момент ее можно провести в большинстве клиник занимающихся искусственным оплодотворением. То с точки зрения морали и этики, а тем более религии подобная ситуация не столько противоречива, сколько совершенно нова и не изучена.